Интервью: Е.Ю. Бахмутский «Цель настоящей семинарии – это не просто человек с дипломом»

8-9 июня в семинарии прошло заседание попечительского совета, на котором обсуждались вопросы, касающиеся целей, задач и планов будущего развития НББС. Подробнее о семинарии и состоянии богословского образования в России в целом рассказал председатель попечительского совета Евгений Юрьевич Бахмутский.

image (6)

— Расскажите немного о функциях совета и его участниках.

Если не по форме и не по положению, а по сути, то попечительский совет состоит из самых уважаемых служителей братства, преимущественно Сибирского. Все они старшие пресвитеры своих областей, которые пекутся о том, чтобы дело служения семинарии для братства, для Бога расширялось и находилось бы в рамках библейского учения, чтобы оно было, в сущности, благословением для России, для объединения радостью. Вот самые главные задачи.

 — Как бы вы описали ситуацию с богословскими вузами в России, есть ли нехватка?

Богословских вузов в целом достаточно. Эффективность их разнится. Самое главное это не получить человека с дипломом, а подготовить или снабдить необходимыми инструментами и знаниями служителя, который мог бы принципиально положительно повлиять на развитие служения в своей поместной церкви, куда он приехал, или куда его направили. Это самая главная идея. Нужда в образовании никогда не прекратится, даже сейчас она становится более актуальной, но самая главная реализация этой нужды – это не образование, а подготовка служителей, чем новосибирская семинария занимается очень хорошо.

image (4)

— Можно ли измерить эффективность богословского вуза количеством действующих служителей?

Даже не это, а именно качество их служения, качество преображения их церквей, где они находятся. Потому что очень легко просто скатиться в количество, либо в признание людей с дипломами. Цель настоящей семинарии – это не просто человек с дипломом, это подготовленный служитель, вдохновленный, наставленный, который по-настоящему способен приехать и при Божьем содействии переместить церковь на качественно новый уровень служения и по-настоящему расширить Божье Царство в той местности, где он окажется.

— Необходимо ли служителю сегодня светское образование?

Наверно, слово «необходимо» очень строгое. Конечно, он не должен. В принципе он не обязан иметь и богословское образование – ему нужно иметь библейские знания, необходимые для служения. Они могут быть получены как в вузе, в христианской семинарии, так же они могут быть получены на базе поместной церкви. Просто семинария обладает большей концентрацией служителей, которые могут снабдить необходимыми знаниями библейскими. Служитель складывается из его характера, навыков и знания. И вот семинария дает знания, но вот навыки и характер, прежде всего, формируются в поместной церкви. Полезно ли иметь светское образование? Несомненно. Светское образование может защитить служителя от того, чтобы он совершал свое служение не из корысти, а был готов работать своими руками. Так же показывает, что он не ленивый человек – он готов вникать, разбираться. Так есть светское образование, которое способствует обучению в семинарии – это лингвистика, либо какое-то гуманитарное образование. Но так же светское образование дает широту взглядов и может помогать смотреть на какие-то вещи, но это не является принципиальным вопросом. Принципиальным вопросом является характер служителя перед Богом, его вера во Христа, его готовность служить Богу и, в конце концов, это его призвание. Но если он добавит к этому призванию хорошее светское образование, то это будет полезно, а в некоторых местах это сделает его служение даже более эффективным.

image (5)

— Какие вы видите изменения в НББС, которые произошли со времени вашей учебы и по данный момент?

Я думаю, что семинария стала еще лучше служить братству. Она и раньше служила хорошо, но сейчас я вижу еще более такое проникновенное и созидательное служение для братства в целом. Это и многочисленные поездки преподавателей, и полезные статьи, материалы и ресурсы, которые создают. Это количество студентов, которые обучаются и на онлайн программе, и на заочной программе, это уже и по-настоящему большой авторитет семинарии, который связан не только с ректором, но и с ее преподавателями. Во-вторых, заметно вырос академический уровень преподавания. Мне приятно это осознавать, потому что с большинством преподавателей я учился вместе, и мне приятно видеть, как они выросли в своих познаниях и в своих способностях. И семинария вышла далеко за границы Сибири, сейчас это более очевидно. Это и открытие новых отделений. Запросов на новые выездные сессии больше, чем мы способны сегодня дать.

— Как вы видите вектор будущего развития НББС?

Вектор наш не меняется – мы готовим служителей для церквей, это наш принципиальный вектор. И реализация этого вектора, наверное, будет связана еще с двумя такими большими моментами – это расширение выездных сессий, вероятность выхода на международную арену (к нам просится все больше людей из-за границы для учебы) и появление докторской программы.

— Какие страны вы имеете ввиду, говоря про «заграницу»?

Не только ближнее зарубежье. Конечно, выходцы из бывшего Советского союза, но еще Америка и Европа, даже Индонезия хочет посылать своих студентов к нам для обучения.

— Семинарии тогда придется переходить на обучение на английском языке?

Нет, люди готовы учить русский язык! Как сказал мой хороший товарищ-индонезиец: «Лучше, чтобы они отучились здесь в качественном месте и вернулись обратно, чем уехали учиться в Америку и не вернулись». Лучше потратить время на изучение русского языка, чем потерять человека совсем.

image (3)

— Есть мнение, что семинарии и светские вузы должны быть устроены по-разному, другие же люди считают, что устройство должны быть одинаковым. Какого мнения придерживаетесь вы?

Это очень хороший вопрос, на самом деле. Несомненно, сейчас большинство семинарий они устроены по образцу университета. И это влияние века Просвещения, и это, к сожалению, плохое влияние. Потому что семинария изначально задумывалась как точка обучения на базе поместной церкви с конкретным служителем или служителями, которые занимались наставничеством и подготовкой «на поле» новых пасторов, новых миссионеров. И как только семинария перешла в формат университета, то есть осталась передача знаний, но не передача навыков и характера, не воспитание пасторского служащего сердца, то она стала просто школой греческой философии, которая дает знания. И дает знания, несомненно, хорошие, интеллектуальные, но, к сожалению, это привело к тому, что библейские знания стали постепенно вытесняться греческой мудростью. Качество преподавания получило новый критерий для оценки, где характер и посвященность Богу оказались на втором плане (даже в некоторых местах и исчезли), поэтому семинария – это высшая, во многом академическая наука, но она связана с работой с душами, с реализацией Божьего замысла, поэтому она требует, прежде всего, характера и сердца правильного. А не только знаний, причем знаний только теологических, но знаний библейских. Потому что сегодняшняя теология она во многом не является библейской. Вот в этом отношении новосибирская семинария она уникальна даже в России, потому что она придерживается строго библейского богословия, она озабочена вопросами расширения Божьего Царства, подготовкой служителей с верным характером, призванных Богом, наставленных, любящих Божью церковь, братство.

Похожие статьи

Comments are closed.