Литургическое богословие, Андрей Слабый

Слабый Андрей служитель церкви ЕХБ «Преображение» в г.Санкт-Петербурге прочитал курс лекций «Литургическое богословие».


В рамках нашего предмета мы рассматривали богословие, содержащееся в практиках поклонения в евангельских церквях. Мы изучаем то, во что на самом деле верят люди в наших общинах. Это становится понятным благодаря тому, как верующие ведут себя на богослужении. Наш курс можно отнести к практическому богословию. Мы изучаем, как человек поклоняется в церкви и как церковь поклоняется вместе. Это все говорит о нашем понимании Бога, церкви и поклонения Богу. Поэтому мы сначала рассматриваем, каким было богослужение в Ветхом Завете и как оно развивалось. Затем мы изучаем, как оно представлено в Новом Завете. Следующий шаг это попытка понять, каким было развитие богослужения в исторической перспективе вплоть до двадцать первого века. И, наконец, мы фокусируемся на развитие баптистского богослужения.

–           Сейчас идёт дискуссия о том, каким должно быть богослужение в церкви. Нужно ли сохранять старые формы или же привносить что-то новое? Какую позицию лучше выбрать?

Исходя из наблюдений за историей, мы видим, что богослужение, которое  «замораживается», а другими словами, когда мы принимаем формы, которые мы не хотим менять, то они становятся непонятными для людей. Например,  богослужение Православной церкви, когда оно только пришло в языческую Русь,  было ультрамодным, ультрасовременным и очень понятным для людей. Сейчас же мало кто понимает, что происходит на богослужении Православной церкви. То же самое происходит и с баптистскими формами. Традиционная форма богослужения, сформированная в середине XX века в послевоенный период, была очень понятной и отвечала на нужды церквей во времена гонений. Но уже к девяностым годам, когда открылись двери церквей, пришла религиозная свобода, то стало приходить много людей, незнающих, что такое гонение за веру. Им были не понятны формы, принятые на богослужении. Традиции ранее актуальные, стали устаревать. Поэтому сейчас мы видим изменения форм богослужения. Идёт поиск новых форм. Стоит ли  полностью отказываться от былых традиций? Я бы не спешил принимать изменения быстро и без анализа. Я вообще против быстрых изменений. Обычно они больше травмируют людей, нежели помогают. Моя основная претензия к современным нововведениям это отсутствие критического подхода к ним. Часто мы просто экспериментируем, беря что-то у американских баптистов. Мы посетили наших западных братьев, кто-то получил образование за границей, что-то мы увидели в интернете и предлагаем изменить богослужение в своих церквях. На мой взгляд, это опасно. Надо делать это осмысленно. Но я за то, чтобы богослужение менялось. 

–           На фоне критики современных форм богослужения возникает предложение вернуться к примеру ранней церкви. Насколько это приемлемо сегодня?

Мы не живём как верующие времён ранней церкви. Мы не продаём свои дачи и дома, чтобы принести деньги в церковь, не отдаём эти деньги пасторам. Я считаю,  что церковь 1-го века пыталась выражать свою веру в тех реалиях, в которых она жила. Сейчас мы не носим одежду людей первого века, мы не разговариваем на их языке, мы не практикуем музыкальные формы, какие они использовали. Поэтому мы не должны подражать традициям первого века. Но есть принципиальные вещи, о которых говорит Писании. Слово Божие учит нас, каким должно быть наше служение. Необходимо, чтобы в нем в первую очередь присутствовало поклонение, там должны быть молитвы, пение, проповедь, пожертвования, призыв к покаянию, свидетельства. Все это может быть. Но в каких формах или в каких пропорциях, то это уже дело поместной церкви. Поэтому даже в одном городе церкви одного вероучения могут иметь очень разные формы богослужения. Все  зависит от истории церкви, от её возраста и социального портрета, даже от района, где она находится, от наличия зданий или его отсутствия. Всё это будет влиять на форму богослужения.

– Какие шаги нужно делать, чтобы прийти к форме, приемлемой как для молодых, так для пожилых членов церкви?

Один из путей – это открытие новых церквей. Я убеждён, что основание новых церквей – это возможность пробовать что-то новое, внедрять какие-то различные формы. Зачем ломать людей и их представления? Люди привыкли к определённой традиции, к выражению своей веру понятным для них способом. Но церковь также не должна быть заложником какого-то одного поколения. Я заметил, что традиционные церкви меняются медленно и изменения в них должны проводиться бережно, с особым терпением. Не всегда у служителей есть это терпение, а особенно у молодых. Поэтому молодым проще и лучше участвовать в  открытии новых церквей, и пусть их благословят. Конечно же, должно быть единство и уважение друг ко другу. Служители традиционной церкви должны доверять, что Бог работает и с молодыми братьями. Даже если что-то сделают неверно, Господь силен исправить. Но именно, новые церкви становятся плацдармом, где испытываются новые формы, и затем мы видим, как они используются в  традиционных церквях, хотя и медленнее. Можно вспомнить употребление молодёжных гимнов в девяностых годах. Молодёжные сборники считались несерьёзными, песни из них никогда не пелись на богослужении. Но сейчас мы видим, что множество песен, которые раньше пели под гитару, используются на собрании.

–           Как вы думаете, каким будет богослужение в вечности?

Мы уже отчасти знаем, какой будет форма богослужения в вечности, потому что книга Откровение открывает нам эту завесу. Мы даже знаем песни, которые мы там будем петь, так что можно уже заранее их учить наизусть. Относительно каких-то форм, жанра или стиля музыки, об одежде мы не знаем. Мне кажется, и это моё личное предпочтение, что прославление будет похожим на Госпел хор в негритянской баптистской церкви. Там они радуются, хлопают в ладоши, поют и так ярко выражают свою веру. 

Comments are closed.