Размышления о десятине, Швецов П.Б.

Отношение к пожертвованиям, десятине в церквах сложное и неоднозначное.

Кто-то считает, что десятина — это прямое наследие Ветхого завета, и она обязательна для христианина. Нужно обязательно отделять 10% от общего дохода и откладывать в церковную сокровищницу. При таком подходе пожертвования часто могут жестко контролироваться в церквах (тетрадка под запись, конверты), поощряться (Божьими благословениями, прибытком) и наказываться (вплоть до замечания и отлучения). В принципе такой подход самый удобный для служителей, которые находятся на поддержке церкви, так как обеспечивает более-менее постоянный доход церкви на принципах закона, обязательного для исполнения.

Другой подход рассматривает десятину, как обобщающее понятие, смысл которого заключается в пожертвовании некоторой произвольной суммы в церковную казну. При таком подходе пожертвование строго не контролируется, хотя безусловно призывы жертвовать «щедро и доброхотно» периодически звучат с кафедры. Некоторые верующие модифицируют этот подход в более свободный, «по благодати», мимо церковной казны, то есть – «даю когда, сколько и кому хочу». Обычно такая точка зрения импонирует христианам, не находящимся на поддержке у церкви.

Интересно посмотреть на значение десятины в рамках отношений Бога с Божьим народом в Ветхом завете. Сама практика «десятины» (десятой части чего-либо) была обычной практикой и у других народов и, чаще всего, выполняла роль налога, где побуждающим мотивом для ее исполнения являлся страх наказания богов.

В Библии впервые десятина упоминается в связи с Авраамом и Мелхиседеком (Быт.14:17-20). Контекст этого отрывка – это Завет между Богом и Авраамом. Завет, как договор между двумя сторонами, включающий в себя условия (благословения и проклятия), внешнее действие (трапеза, жертва, жертвенник) и знамение (обрезание).

В Быт.12:1-7 Бог дает обетование благословения для Авраама и его потомков, потом повторяет это в Быт.13:14-18. Заметьте, что  Авраам и в том, и в другом случае «создал жертвенник» (7ст, 18 ст.). А в Быт.15:1-18 происходит заключение Завета. Между этими событиями находится Мелхиседек (14 гл.),  который, по сути, напоминает «завет», указывает на благословения – «благословен Аврам и благословен Бог».  В ответ Авраам дает ему десятину. Здесь важно увидеть, что акцент ставится не на десятине, а на напоминании Аврааму о благословениях Бога, на  напоминании о Завете.

2-й отрывок – это сон Иакова. (Быт.28:11-22), в котором тоже десятина обещается в контексте Божьего Завета («если, то»). Иаков, после ошеломившего его «сна», ставит камень, как памятник в напоминание условий Завета. Он обещает дать десятину от всего, что Бог даст ему. То есть десятина – это было не просто даяние, а даяние, связанное с Заветом. Она в описанных событиях была разовая, добровольная (как инициатива от человека) и напоминала о зависимости человека от Бога и о заключении Завета.

Что происходит с десятиной во время Моисеева Закона?

Здесь важно отметить, что десятиной облагался «плод земли», то есть то, что можно было съесть (сельскохозяйственные культуры и приплод животных). Это важно, потому что совершение совместной трапезы сопровождало заключение Завета. Все виды десятин съедались пред Господом. О чем идет речь?

Десятина первая (левитская) — Лев. 27:30-32, Чис. 18:21-24. Левиты не имели земельного надела, а только города. Для того, «чтобы они были ревностны в законе Господнем…» и «за службу в скинии», им платили десятину от урожая и приплода скота. (2 Пар.31:4). В свою очередь, десятина от десятины левитов отдавалась священникам, потомкам Аарона. Причина этого в том, что Господь объявляет: «Я твой удел». Фраза «пусть едят… пред Господом» опять же указывала на Заветные отношения с Ним.

Десятина вторая. Назовем ее «десятина паломника». Она предназначалась для того, чтобы ее потратили паломники во время трех ежегодных религиозных праздников в Иерусалиме во 2, 4 и 5-й год в 7-летнем цикле — Втор. 12:17-18, 22-23.

Как ее использовали? Одна часть животного сжигалась, другая часть отдавалась левитам и священникам, еще часть съедалась пред Господом. Последнее служило напоминанием заветных отношений. Еврей не мог сказать: «Я не могу поехать в храм, потому что мне нечего принести». По закону он был просто обязан откладывать на паломничество и, по сути, съесть эту десятину пред Господом.

А как же быть с бедными? Для этого существовала «десятина бедных»– Втор.14:22-29, 26:12-15. Ее в храм не приносили. Её «оставляли в жилищах своих» для бедных, сирот, вдов, иноземцев в 3 и 6-й год вместо второй десятины. Зачем это делали? Это было необходимо, чтобы бедные пришли и съели ее. Таким образом, даятель этой десятины вновь вспоминал Божий Завет. Ее целью было не просто поддержка нуждающихся, как социальная программа, а напоминание отношений с Богом, Завета и исполнение его условий.

И, конечно, еврей не мог трансформировать десятины одну в другую. Нельзя было сказать: «Я левитскую не дам, потому что я бедным помогаю», или: «Я на праздник не поеду, потому что я левитам даю». Все виды десятин, на всех уровнях, служили напоминаем того, что Божий народ находится в заветных отношениях с Богом. Это относилось к священникам и левитам, к личному поклонению в храме, касалось взаимоотношений с ближними (бедные, сироты, вдовы).

Итак, в Ветхом завете все десятины объединены одним действием, они «поедались» пред Господом, как святыня Господня. Левиты и священники ели десятины постоянно. Народ ел десятины во время посещения храма 3 раза в год. Бедные ели десятину в 3 и 6 год. Поедание — это неотъемлемая часть процедуры заключения Завета.

В Ветхом Завете десятина — это святыня Господня. Она отделялась в контексте Заветных отношений Бога со Своим народом. Десятина служила свидетельством заветных отношений с Богом и напоминанием этих отношений: «Мы – народ Святой».

Конечно, десятина, как часть Ветхозаветного закона, не применима напрямую к христианам. Но применим принцип пожертвования, как следствие заветных отношений Бога с Его народом. Наше даяние – это следствие наших отношений с Богом через Иисуса Христа (Евангелие).

Мы не должны рассматривать пожертвование просто, как трату на поддержание служителя, помощь нуждающимся и развитие различных служений. Это должно стать выражением наших  отношений с Богом и распространением этих отношений с Богом через Евангелие. Вследствие этого, отношение к пожертвованию изменится на глубинном уровне. Отсюда будет проистекать щедрость и доброхотность даяния.

В таком случае, пожертвование перестанет быть непосильным законом. Наоборот, оно будет признаком того, что я вступил в отношения с Богом через Иисуса Христа (Евангелие), что я  желаю их поддерживать (жизнь церкви по Евангелию) и стремлюсь распространять эти отношения через Евангелие.

Пусть главным побуждающим мотивом пожертвований в наших церквях станет отношение со Христом и Божьим Народом через Евангелие!

Похожие статьи

Comments are closed.