Наследие Реформации, Хохлов И.С., интервью

C 6 по 10 января в Семинарии проходит курс лекций по Истории Церкви. Занятия проводит Хохлов Игорь Сергеевич, преподаватель НББС.

Поделись, пожалуйста, в чем особенности нынешнего курса лекций по Истории Церкви?

Сейчас мы изучаем период Истории Церкви, относящийся к Реформации. В частности, мы рассматриваем жизнь основоположников протестантизма. Они стояли у истоков евангельского движения в Европе, возникшего в противовес существовавшей в католической церкви традиции, когда Писание отошло на второй план. Для студентов этот период представляет особенный интерес, потому что они хотят увидеть причины и истоки «нашей» веры.

Мы начинаем с рассмотрения предпосылок Реформации: как и когда она возникла. Мы изучаем историческую обстановку, в которой происходил это процесс. Моя цель, показать, что Реформация — не просто неожиданное или спонтанное явление, но ей предшествовали определенные процессы. Затем мы обсуждаем саму Реформацию. Как это происходило в разных странах Европы. Сначала в Германии, где Мартин Лютер начал свою деятельность. Затем это Швейцария, где мы встречаем такие исторические личности как Жан Кальвин, Ульрих Цвингли. И особенное внимание мы уделяем событиям в Англии, начиная с Генриха VIII, когда он предпринял некоторые шаги в этой сфере, и заканчивая возникновением баптизма. Еще одна ветвь Реформации – это различные радикальные движения, к которым, например, относят анабаптистов. Они тоже представляют для нас особый интерес.

Какие ценные уроки мы должны взять для себя, изучая историю Реформации?

Я вижу, что одна из актуальных проблем современных христиан в России заключается в том, что мы не знаем своего богатого наследия. Так исторически сложилось, что мы последние несколько десятилетий жили в изоляции от Запада и от западной мысли, от мирового протестантизма в целом. На нас большое влияние оказала та среда, в которой мы находились, в частности, я имею в виду православие. По этой причине мы не знаем реального богатства нашего наследия. Поэтому одна из целей моего курса — показать богатство мысли, и какую это может принести нам пользу.  На этой неделе, в рамках нашей программы, мы посещали католическую церковь, там мы общались со священнослужителем. Он рассказывал, что в своей семинарии они изучают некоторых протестантских авторов, и сам он очень любит читать произведения таких протестантских мыслителей как Д. Бонхёффер. Это показывает нам, что даже в других христианских конфессиях изучают богатство богословской мысли, которое мы имеем в протестантизме. Но проблема в том, что порою мы сами его не знаем.

Поэтому я стараюсь восполнить этот недостаток и стремлюсь заинтересовать братьев увидеть ценность в изучении наследия протестантской мысли.

Мы часто изучаем Реформацию, обращая особенное внимание на вопросы, связанные с возникновением протестантизма. А как Реформация повлияла на католическую церковь?

У нас есть раздел, посвященный этому вопросу, он называется «Контрреформация», или по-другому её называют «Католическая Реформация». На фоне Реформации католическая Церковь увидела свои проблемы, осознала, что их нужно решать; появилась необходимость что-то менять. Сегодня, когда посещаешь католическую церковь, видно, насколько Реформация повлияла на католиков. Например, в XVI в. среднестатистический католический священник не знал Священное Писание, не знал Библии, каких-то доктрин. Но затем в их среде возникло движение, чтобы учить священников Писанию, наставлять в доктринах. Благодаря этому в католицизме начали происходить большие изменения именно благодаря Реформации. Европа, по сути, стала полностью христианской. 

Смотря на современную церковь через призму исторических событий периода Реформации, возникает вопрос о том, что нужно изменить или реформировать христианам сегодня?

Это вопрос действительно сложный. И хотя мой опыт служения еще небольшой, но я вижу много параллелей между тем, что происходит сегодня, тем, что происходило во времена Реформации и тем, что происходило во времена возникновения евангельского движения в России. Эти периоды характеризуются возникновением особенного интереса к Писанию. Например, мы узнаем, что во времена Реформации был издан Новый Завет под редакцией Эразма Роттердамского. Этот шаг помог Мартину Лютеру переосмыслить свои убеждения, что, в свою очередь, побудило его сделать перевод Писания на немецкий язык. Подобное происходило и во времена возникновения нашего братства. Тогда был издан «Синодальный» перевод Библии, что побудило многих читать Писание. В наше время также возможно осуществить новый перевод Библии на русский язык, понятный современному читателю. Это может стать одной из предпосылок для возникновения особого интереса к Священному Писанию и обновлению церкви.

Comments are closed.