«Чудное озеро Геннисаретское» – ободрение для служителей Слова, Ричардсон Алекс

Глава 4 Евангелия от Марка служит, с одной стороны, как некая «пауза» в стремительно развивающемся повествовании.  С другой стороны, она функционирует как богословское осмысление противоречивых реакций на Христа, которые встречаются в первых трех главах.  Она отвечает на вопрос: «Если Сам Господь Бог Израиля появился  в лице Иисуса Христа посреди Своего народа, то почему Его не признают?  Почему такой разный отклик?»

 

Таким образом, основная функция притч в этой главе — уверить читателя, что с Божьим Царством все хорошо, относительно него Бог всё предусмотрел.  Даже кажущийся неуспех —  это лишь Его парадоксальные методы для достижения Своих целей.

 

В этой статье я хочу предположить, что Марк указывает на неизбежный успех Божьего Царства.  Об этом говорит не только содержание самих притч, но и обрамление 4-й главы двумя картинами Христа на озере Галилейском.  Первая картина, это Иисус, сидящий в лодке недалеко от берега (4:1). Она записана перед притчей о сеятеле. Вторая — это Иисус, который снова в лодке.  Здесь Он авторитетно повелевает морю и ветрам утихнуть.

 

Прежде чем приступить к этим текстам, нужно осветить предполагаемый ветхозаветный фон.

 

Яхве—Укротитель  хаоса

 

Одно из частых переживаний народов древнего Ближнего Востока касалось устранения хаоса через установление и поддержание упорядоченного космоса.  Естественно, это переживание отражалось в религиозных ритуалах и литературных текстах.  В них понятие хаоса часто представлялось в виде первобытных вод, которые необходимо было усмирять.  Один дошедший до нас угаритский текст рассказывает, как бог Ваал одерживает подобную победу над богом моря и хаоса по имени Ям.

 

Ветхозаветные писатели тоже пользовались такой образностью, вписываясь в окружающий культурный контекст. Они использовали её ради полемики о превосходстве своего Бога Яхве над богами народов.  Бытие 1 показывает Бога, распоряжающегося водами. Там мы видим возникновение порядка творения из первобытных вод (т.1:1). Также отделение одних вод от других для создания неба (1:6-7).  Воды потопа в Бытие 6-8 представляют собой ранний прообраз воссоздания земли, нового творения.  В Исходе Яхве управляет водами Чермного моря, чтобы спасти Свой народ и уничтожить египетское войско. Об этом Израиль радостно восклицает в «песне моря» (Исх.15).  В Псалтыри тоже используются подобные образы для описания Божьей силы, правления, спасения и заботы о Своем народе.  Три примера показывают основное направление.

 

Пс.28:3, 10

Глас Господень над водами; Бог славы возгремел, Господь над водами многими. […]

Господь восседал над потопом, и будет восседать Господь царем вовек.

 

Пс.45:2-4

Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах,

посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля, и горы двинулись в сердце морей.  

Пусть шумят, вздымаются воды их, трясутся горы от волнения их.

 

Пс.92:1а, 3-4

Господь царствует; […]

Возвышают реки, Господи, возвышают реки голос свой, возвышают реки волны свои.  

Но паче шума вод многих, сильных волн морских, силен в вышних Господь.

 

Следовательно, в Ветхом Завете вокруг образа Яхве, Чье превосходство показано над морем и бушующими водами, образовывается целая богословская тематика. Она связана с творением, спасением и царствованием Яхве.

 

Итак, вернемся к Евангелию.  Берем сначала вторую из картин, в конце главы 4.

 

Иисус—Укротитель вод (Мк.4:35-41)

 

История укрощения бури богата ветхозаветными ассоциациями.  Из множества поразительных параллелей можно выделить сразу две.  Во-первых, этот эпизод довольно точно отражает события, описанные в Пс.106:23-30. В этом псалме мореплаватели, оказавшись посреди сильной бури, вызывают к Господу, Который тут же успокаивает волны.  Во-вторых, нельзя не заметить сходства с историей пророка Ионы, который, как и Иисус, и заснул на корабле во время бури. Он и оказался ключевой личностью для внезапного успокоения моря.  Обе параллели говорят что-то о личности Христа.  Первая параллель «инсценирует» Иисуса в роли Яхве, указывает на Его Божественность.  Вторая работает скорее методом контраста, сравнивая всевластного Иисуса с пораженным и беспомощным Ионой.  Но они работают и в других направлениях.  Параллель с Псалмом 106, чьей главной темой является Божья забота о Своих, подчеркивает заботу Христа об учениках. Иисус также обличает их за страх и неверие (4:40).  Параллель с Ионой, судя по упоминаниям о «знамении Ионы» в других синоптических повествованиях (Мф.12:39-41: 16:4; Лк.11:29-32), тоже имеет свое отдельное тематическое значение.

 

Центральное действие эпизода у Марка прямо напоминает еще и образ Яхве, Который в личном сражении смирил бурные воды хаоса.  Иисус, находясь в непосредственной близости с бушующими волнами, властно повелевает им. Он Своим словом заставляет их утихнуть.

 

Можно также отметить важность слова или голоса Божьего в этом образе. Оно есть как в ветхозаветных отрывках (Быт.1:6: «И сказал Бог…»; Пс.28:3: «Глас Господень над водами»), так и в 4-й главе у Марка.  Но в этой главе Иисус не только укротил бурю словом. Он и проповедовал только что (словом!) в притчах. В них тема слова и слышания занимает центральное место.  Из этого можно сделать вывод, что одна из функций истории об укрощении бури — доказать действенность слова Христа и авторитетность Его утверждений о принципах роста и развития Царства Божьего.

 

Но образ Яхве, Восседающего над водами, возможно, встречается и в начале этой главы.

 

Иисус восседает над потопом?  (Мк.4:1)

 

Когда в начале главы Иисус собирается говорить к народу, размер толпы вынуждает Его сесть в лодку и отплыть немного от берега.  Сидячее положение Иисуса, с одной стороны, вполне объясняется тем, что Он сейчас будет учить (ср.13:3; Мф.5:1; Лк.4:20).  Но Марк здесь использует интригующий образ, рассказывая, как Иисус «сел на море».  Здесь можно было бы предположить эллипсис мысли: Иисус «сел в лодку, которая на море».  Но синтаксис—предложение результата с причастием—исключает это понимание.

 

w[ste auvto.n eivj ploi/on evmba,nta kaqh/sqai evn th/| qala,ssh|

Буквально: «… так что Он, войдя в лодку, сел на море».

 

Другими словами, то, что Иисус вошел в лодку, представляется лишь как средство для достижения желаемого результата. Его цель, в итоге, сидеть именно на море.

 

Только у Марка мы встречаем эту деталь. У Матфея и Луки она отсутствует (Мф.13:2; Лк.5:3).  Но насколько она значительна.

 

Можно отметить, что «восседают» не только учители, но и цари.  Ранее, в Пс.28:10 мы читали: «Господь восседал [лучше: воссел] над потопом, и будет восседать Господь царем вовек».  Здесь «потоп» — это  бурные первобытные воды, представляющие силы хаоса. Они стали объектом Божьего царского правления и, даже, местом Его воцарения.  Он над ними воссел, как Царь. А в Мк.4:1 мы видим, как Иисус — Которого Марк уже объявил Христом (1:1), отождествил с грядущим Яхве (1:3), назвал Сыном Человеческим (2:10), эсхатологическим Женихом (2:19-20) и Господом субботы (2:28)—«сел на море».  Возможно, Марк хотел, чтобы его читатели заметили в этой простой, деревенской картине намек на Божественную реальность, стоящую за ней.

 

Но для чего?

 

Если эти суждения верны, то Марк обрамил серию притч в главе 4 двумя картинами Христа, связывающими Его с образом Яхве-Укротителя вод хаоса.  Типично, подобные обрамления в Писании направляют толкование находящегося посреди него материала.  Что тогда Марк хочет этим сказать?

 

Во-первых, можно отметить, что ассоциация с Яхве значительно повышает авторитет Христа в очень нужный момент.  К концу главы 3 Его авторитет уже активно оспаривается не только фарисеями, но и даже Его родственниками.  Притчи, как уже отмечено, будут объяснять, как такое неоднозначное принятие может вписаться в представление о непоколебимом Божьем Царстве.  Данное обрамление сразу указывает на истинную личность Говорящего, на Его право комментировать и защищать Свое служение.

 

Во-вторых, ассоциация увеличивает силу и вес самих слов в 4-й главе.  Слова притч представляются нам, как изречения Того, Чьи слова способны победить и поработить всё могущее восстать против Него во вселенной.  Мы, тем более, обязаны внимать тому, что они нам говорят о Царстве.

 

В-третьих, такая идентификация Иисуса предполагает идентификацию и Его противников в Евангелии.  Фарисеи, религиозные лидеры, и все, отказавшиеся от Христа, оказываются, в конечном счете, в роли сил хаоса, стремящихся не к восстановлению творения, а к его разрушению и уничтожению.

 

В-четвертых, данная картина еще указывает на неизбежное торжество Царства Божьего.  Яхве всегда представлен, как Тот, Кто уже давно сокрушил вражеские силы, Чье господство над ними неоспоримо.  Такое обрамление этой главы лишний раз подчеркивает абсолютную непоколебимость Божьего замысла в Иисусе Христе.

 

Всё это дает ободрение и утешение христианам в самых разных ситуациях и испытаниях.  Несмотря на реакцию окружающего мира, Царство Божье твердо, а Иисус Христос лично укротит все вражеские силы ради Своей славы и на благо Своего народа.  Но поскольку 4-я глава Марка уделяет особое внимание развитию Слова Божьего, необходимо увидеть здесь ободрение и для тех, кто служит Божьим Словом.  Черствость и греховность собственного сердца и сердец слушающих выражается в скрытом или откровенном противостоянии Писанию. Это создает определенные специфические испытания.  Но образ «чудного озера Геннисаретского» в повествовании Марка напоминает нам, что передаваемые слова исходят от Того, Кто одержит окончательную победу. Эти слова наделены силой укротить силы хаоса и привести историю к новому творению.

Похожие статьи

Comments are closed.