Введение в Естествознание, Фалеев В.И.

С 21 по 24 января в семинарии проходит курс «Введение в Естествознание». Предмет преподает Фалеев Василий Иванович, доктор биологических наук, пресвитер одной из церквей города Новосибирска.

«Мы изучаем предмет «Введение в Естествознание». Он включает в себя также некоторые элементы естественнонаучной апологетики, библейский и интеллектуальный анализ современной науки. Я стараюсь показать, как христиане должны относиться к науке, и как они должны понимать её основные принципы. Какие цели стоят перед нами?

Во-первых, студенты, обучающиеся в семинарии, это достаточно образованные люди. Им придется сталкиваться с другими людьми, которые получили свое образование только в рамках светских естественных наук. Между ними неизбежно будут возникать спорные вопросы. Поэтому первая задача в том, чтобы студент имел представление о том, что такое современная наука. Я показываю те принципы, гипотезы, утверждения и статьи, которые существуют в современном научном сообществе. Студенты, оказавшись в таком сообществе, смогут понимать те вопросы, которые там обсуждаются.

Во-вторых, будучи библейскими христианами, мы должны понимать, что есть определенная предвзятость, предубеждения и мнения, которые воспринимаются привычно среди образованных людей. Поэтому нам необходимо понимать, что за обсуждением вопросов происхождения и существования  мира не всегда стоят чистые мотивы. Человек может отстаивать всего лишь какие-то свои убеждения, а не научный факт.

В-третьих, есть люди — дилетанты в области наук. Они получают информацию из средств массовой информации, сами же никогда этим не занимались серьезно. Они могут даже цитировать чьи-то высказывания, но иногда не совсем верно. Поэтому мы должны уметь показать непредвзято, как выглядит тот или иной закон. Я показываю некоторые естественнонаучные законы, как они изначально постулировались без влияния политических и корыстных мотивов. Сами ученые могут соглашаться с какими-то объективными выводами, но поскольку они существуют в рамках определенной политики, научной школы, принятых парадигм и систем знаний, им приходиться соглашаться с тем или иным принятым мнением. Поэтому мы стремимся рассматривать основные принципы науки независимо от субъективизма, ищем исходную их формулировку.

Есть еще одна сторона, которую я считаю важной, — это знание и опыт, приобретенные мной в ходе своей научной деятельности на профессиональном уровне. Это то, как наука строится, как она создается, какие утверждения в ней возникают. И хотя у студентов нет достаточной базы для понимания всех особенностей научной деятельности, я стараюсь объяснить им глубины науки. Например, некоторые говорят такую фразу: «Ученые установили, что Бога нет». Но такой человек, на самом деле, не знает, о чем говорит. Оказывается у науки нет такого инструментария, который может обнаружить Бога и доказать или опровергнуть Его. Поэтому мы стараемся увидеть, как реально выглядит фундаментальная наука без ложных предпосылок и предубеждений. Проникая чуть глубже в сферу науки, мы видим, как сложно и потрясающе устроен этот мир. И тогда можно увидеть, что вопрос случайностей — это не очень научный принцип. Мы ищем закономерности, через которые подтверждаем, что точка зрения, которую мы находим в Библии, выглядит более правдоподобной, чем эволюционная теория.

Сегодня я общаюсь с профессиональными учеными, и уже давно от них не слышал, что они не верят в существование Бога. Современная наука настолько развилась, что можно уже теоретически допустить, что есть какая-то сверхличность, которую можно назвать богом. Другое дело, и я часто это говорю, что ученые готовы верить в Бога как в Создателя, но не верят в Бога отдавшего Сына на крест, что Он желает иметь с ними личные отношения. Таким образом, вопрос атеизма в «большой» науке не стоит. Ученые понимают, насколько сложно все устроено в этом мире, даже на уровне квантовой и ядерной физики. Они видят, что их допущения о случайности не работают, поскольку там существуют свои программы и задачи. Сегодня даже есть утверждения, что мы не настолько понимаем происходящее в природе, а понимаем лишь, как природу объясняют ученые, как они её понимают, и это субъективное восприятие мира.

И последняя цель в том, чтобы, когда студенты будут общаться с людьми, не имеющими отношения к науке, они смогли им послужить или помочь. Например, это может произойти через правильно поставленный вопрос, который направит их размышление в правильное русло. Например, когда я разговаривал со своей сотрудницей, то спросил её: «Когда вы синтезируете какую-то аминокислоту, то как вы её храните? В банке с водой?» И она отвечает мне: «Нет, конечно! Я использую для этого сосуд Дюара при низких температурах». Тогда я задаю следующий вопрос: « А как же тогда зародилась жизнь вне таких условий»? И она говорит: «Ты же понимаешь, что мы никогда не сможем ответить на этот вопрос». И мы можем сказать на это, что у христиан есть ответ на подобные вопросы. И такие рассуждения побуждают окружающих более трезво оценивать вопросы происхождения мира и существования Бога. Мы можем предложить им почитать Библию. Или когда, например, человек говорит нам о большом возрасте Земли, мы можем спросить его о тех методах, которые для этого используются. И когда мы рассматриваем радиоактивный метод, то можно найти работы, утверждающие, что он не настолько точный, чтобы на него полагаться. Поэтому нет методов, которые дают точный, строгий ответ о возрасте Земли.

—              Сегодня Теория Эволюции и Большого взрыва воспринимается как аксиома. И на что мне, человеку, не читавшему специальную литературу, стоит обратить внимание при обсуждении этих тем?

Возможно, среднего обывателя эти теории могут успокоить. Но ученым этого не достаточно. Они пытаются понять причины Большого взрыва, что взорвалось, как оно выглядело. И поэтому, например, есть допущение, что если возникла такая большая вселенная, то взорвалось что-то очень большое. А это, в свою очередь, говорит о том, что было что-то вначале. Они говорят, что это был вакуум, и, оказывается , что вакуум тоже очень сложный. Все вещество было сконцентрировано в одной точке. Эта точка  была настолько плотной, что её можно условно принять за «Ноль». Но такие допущения ученых не удовлетворяют, это не дает им ответы на все вопросы. Это не объясняет, почему взрыв привел к гармонии, и такому сложному мироустройству. Поэтому такие ученые готовы рассуждать о первопричинах. Но когда мы говорим с теми, кто не знает науку и отвергают Бога, то мы можем сказать, что Бог сказал: «Да будет свет!», и это было подобно взрыву. В начале ничего не было, а потом появилось.  И тогда термин «Большой взрыв» неверный, неподходящий. Это был не взрыв, а большое явление Божьей славы. И мы, таким образом, можем увидеть, насколько много проблем у эволюционной теории. Но, с другой стороны, мы можем радоваться, насколько сложно устроена природа, и как гармоничны её законы. И это говорит, что все это не может работать без Бога. У каждого процесса есть определенная цель, и кто заложит программу существования и функционирования всех процессов в природе? И наука вынуждена прибегать ко множеству допущений. Но для христиан все понятно. У Бога есть цель, определенный замысел, у Него есть и средства и силы для их осуществления. Поэтому христиане стоят на более твердом основании, чем современная наука».

Похожие статьи

Comments are closed.