Волхвы и неготовый Иерусалим: о пользе чтения Исайи

В церквях на Западе и на Востоке недавно прошел праздник Богоявления. Это хорошее время для того, чтобы поразмышлять над тем, как Евангелист Матфей описывает и представляет всеми любимую историю о волхвах с востока, пришедших поклониться новорожденному Царю Иудейскому. В ней меня поражает то, как Матфей использует мотивы из пророчества Исайи. Они придают ей удивительную яркость и глубину. Давайте подумаем о влиянии двух отрывков и сделаем выводы.

 

Исайя 60:1-3, 6

 

По мнению многих комментаторов, 60-я глава является центральной в последней части книги Исайи (56-66). В ней описано прибытие в Иерусалим языческих народов, принесших дары в храм к Господу.  Глава начинается так:

Восстань, светись, [Иерусалим], ибо пришел свет твой, и слава Господня взошла над тобою. Ибо вот, тьма покроет землю, и мрак — народы; а над тобою воссияет Господь, и слава Его явится над тобою.  И придут народы к свету твоему, и цари — к восходящему над тобою сиянию. 

 

Над Иерусалимом, подобно солнцу, должна взойти слава Господня. К этому свету будут идти язычники, живущие во мраке,.

 

Такое видение Исайи здесь встречается не в первый раз. Его можно увидеть в разной форме на протяжении всей книги. По мнению многих, оно определяет глубокую структуру богословской мысли всей книги. Впервые оно встречается в 2:2-4:

И будет в последние дни, гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы.  И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем на гору Господню, в дом Бога Иаковлева, и научит Он нас Своим путям и будем ходить по стезям Его; ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне—из Иерусалима.  И будет Он судить народы, и обличит многие племена; и перекуют мечи свои на орала, и копья свои—на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать.

 

Главный вопрос всей книги можно сформулировать так: «Как греховному Иерусалиму из 1-й главы стать славным Иерусалимом (2:2-4), чтобы туда стремились народы поклоняться и учиться у Господа?»

 

Об этой же мечте говорится вновь и далее, например, в 11:10. Там она уже связана с правлением Мессии. Далее в 25:6-8, где описывается пир для всех народов с последующим поглощением смерти навеки. А в главе 60 она получает завершающее и самое развернутое воплощение. Там представлена разноцветная, волнующая, переполненная людьми и движением картина, которая показывает исполнение самых трепетных ожиданий Божьего народа.

 

Три особенных момента в прибытии волхвов в Иерусалим указывают на то, что Евангелист Матфей видит в этом начало исполнения пророчества книги Исайи.  Во-первых, волхвы идут к появившемуся на небе свету. Выражение, переведенное в 2:2 — «на востоке», естественнее понять, как «в ее восхождении». Этот текст в переводе епископа Кассиана звучит так: «Ибо мы видели восход Его звезды».  Причем здесь слово, переведенное как «взошла», которое как в русском, так и в греческом языках является однокоренным с глаголом из Ис.60:1.

Во-вторых, следуя этому свету, они пришли сначала в Иерусалим, хотя потом им пришлось изменить свой маршрут.  И, в-третьих, нельзя не заметить, что дары волхвов такие, какие народы и должны принести: «все они из Савы придут, принесут золото и ладан и возвестят славу Господа.» (60:6)

 

Для Матфея, с рождением Мессии пришел в движение окончательный Божий замысел по восстановлению Иерусалима, человечества и всего творения в отношениях с Ним. Христос только что родился, а в столицу царства Давидова уже идут народы мира для поклонения.

 

Но для чего Матфей так это подчеркивает? Его цель показать, насколько мы еще далеки от идеальной картины.  Вместо радостного завершения, здесь холодный, разочаровывающий прием: «Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним.» (Мф.2:3) Сам Иерусалим оказался не готовым к этим великим событиям, они застают его врасплох. И, конечно, средоточия Божьего плана, самого младенца, там нет. Его приходится искать в другом месте.

 

Это не единственное, в чем Исайя помогает нам в понимании этого отрывка.  Мы еще обратимся к 7-й главе пророчества книги Исайи, 7:1-14.

 

Значимость этой главы для Матфея очевидна. Рассказывая о рождении Христа, Евангелист объясняет, что девственное зачатие является исполнением Исайя 7:14: «се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.» (Мф.1:23). Посмотри, как влияние 7-й главы Исайи ощущается непосредственно и в последующей истории о волхвах?

 

7-я глава знакомит читателя с одним из ключевых эпизодов раннего служения пророка Исайи, с так называемым «Сиро-Ефремским кризисом». Два государства расположены к северу от южного царства Иуды, со столицей Иерусалимом. Это Сирия и Израильское царство или «Ефрем». Они пытаются насильно присоединить Иуду к военному союзу против сверхдержавы Ассирии.  Ради этого они пошли войной на Иерусалим (7:1), о чем объявлено Иерусалиму и царю Ахазу в 7:2.  Исайя ярко описывает реакцию царя и народа на эту новость:

«… и всколебалось сердце его и сердце народа его, как колеблются от ветра дерева в лесу».

 

На фоне этих переживаний  Исайя отправлен Богом к царю Ахазу (7:3-17) с призывом не принимать резких, необдуманных решений, но доверять Господу в данной ситуации. Бог Сам, в свое время, разрешит конфликт с этими двумя врагами.  Пророчество о рождении Еммануила звучит в контексте Божьих уверений испуганному, недоверчивому Ахазу. В момент кризиса, он должен понять, что такое «с нами Бог».

 

Итак, вернемся к Матфею. Можем ли мы услышать в реакции Ирода и Иерусалима на вопрос волхвов отголосок того, как откликнулся Ахаз и Иерусалим на новость о надвигающихся врагах?

Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним. (Мф.2:3)

и всколебалось сердце его и сердце народа его, как колеблются от ветра дерева в лесу. (Ис.7:2)

Прямых лексических связей нет. Например, глаголы «всколебалось» и «встревожился» разные в греческом языке.  Но повествовательный контекст поразительно похожий. В том и другом  случае речь идет о новости, пришедшей в Иерусалим извне. На неё с сильной тревогой реагируют и царь, и жители города. Близость прямой цитаты в Мф.1:23 наталкивает на мысль о том, что это сходство не случайно.

 

Что же Матфей хочет нам сказать?  Казалось бы, он показывает, что Иерусалим духовно не готов к рождению Божьего Мессии.

 

Царь Ахаз и Иерусалим времен Исайи, несмотря на все их серьезные недостатки, хотя бы имеют «правильный» страх. Им страшно от приближения вражеских войск, а свидетельство, что «с нами Бог», дано им в утешение.  У Матфея же все наоборот, вверх ногами. То, от чего так расстроились Ирод и Иерусалим, это радостная весть о рождении Божьего Спасителя. Он и есть — «Бог с нами»! Но эта весть воспринята ими, как страшная угроза.  Сам Бог для них, как враг.

 

Таким образом, Матфей дает нам понять, что сопротивление Божьему делу исходит не только от неуравновешенности Ирода, но также и от глубокого, принципиального нежелания Иерусалима покориться Господу. Каким он был при пророках до Вавилона? Таким же или хуже? Каким он был, таким и является сейчас. Как Иерусалим того времени ждало разрушение и изгнание, так и сейчас. Дальше Иисус  будет учить, что современный город с его храмом будет разрушен (Мф.24:1-2). Это и случилось в 70 г.н.э.

 

Что здесь важно для нас?

 

Два вывода следуют: один технический, другой практический.

 

  1. Если такие параллели действительно присутствуют, то они показывают, что писатели Нового Завета не обращались к Ветхому Завету лишь за «голыми» цитатами. Они гораздо лучше и глубже знали ветхозаветные книги, их структуру и богословие. Они имели «большую картину» Писания, чем мы иногда о них думаем. Отдельная цитата может, хотя и не обязательно, быть всего лишь верхушкой айсберга. Под ней скрывается влияние и мышление целой главы или целого раздела книги Ветхого Завета. Следовательно, на нас, читателей, и, особенно, на учителей Евангелия, возлагается ответственность глубоко познавать ветхозаветные Писания.

 

  1. Матфей показал нам Израиль, который теоретически жаждал Божьего вмешательства в свою жизнь, освобождения от рабства, восстановления радости и рая. Но когда Бог появился среди них, Тот, Кто есть — «Бог с нами», они оказались абсолютно неготовыми. У них не было желания покориться Его планам относительно их жизни. Мы также должны задуматься и трезво оценить собственные заявленные желания о том, чтобы Бог работал и проявил Свою силу в нашей жизни. Личные и публичные молитвы, церковные лозунги, песни, которые мы поем, могут говорить о нашей жажде испытывать Божье присутствие. Но история волхвов и неготового Иерусалима дает нам предупреждение. Божье вмешательство в нашую жизнь может принести с собой гораздо более основательные перевороты на пути к раю, чем мы порой хотим.

Похожие статьи

Comments are closed.