Семинария и поместная церковь, Владислав Трескин

Как сделать так, чтобы росла поместная церковь?
По опыту скажу: община растет тогда, когда у нее есть живое пасторство. Люди идут туда, где их любят, где они находят ощутимую заботу. Люди будут оставаться там, где они духовно питаются и растут.

Каждой церкви нужны заботливые, любящие и проницательные пасторы.
А как появятся такие пасторы в наших церквах? Сами по себе они не вырастут. Но я уверен, что Бог точно предназначил для служения в церкви своих людей. И Бог призывает некоторых мужчин к такому служению. Эти мужчины приходят в наши общины, они могут быть молодые, могут быть в возрасте.
Но если не распознать таких одаренных Богом братьев, не заниматься ими целенаправленно, чтобы подготовить к пасторскому служению, то многие из них останутся без должной заботы, так и потеряются в церковных рядах, не решившись откликнуться на Божий зов.

Я знаю, что некоторые церкви направляют способных братьев в семинарию: там их научат уму-разуму, и они станут у нас пресвитерами. Семинария полезна. Но она не способна приготовить к служению пастора.
Выучиться в богословском заведении – это значит развить свой интеллект в определенных сферах богословия. И сегодня я вижу такое движение: от поместной церкви к семинарии, от пастора к профессору. Студент учится работать с книгами, обдумывает теории, концепции, пишет, сопоставляет. Но он не погружает свои руки в церковные дела, т.к. семинарии перестали у нас быть на базе церкви, как бывало раньше. Сегодня духовный институт перенял принцип обучения института светского, и человек там не учится служить человеку, а учится читать, писать и размышлять в богословском направлении.

А ведь пасторство – это отцовство. Этому на семинаре или в семинарии не научишься. Можно ли, например, любить профессионально или прощать профессионально? А пастору нужно день и ночь заботиться о благополучии своих людей в церкви, о здоровье их сердца, о дисциплине и хорошем питании для них.

Я получил первое христианское образование в Санкт-Петербурге в СПбХУ в 2001 году и благодарен за это. Потом вернулся в родной город Пермь. Начал молодежное служение в одной из церквей. А в 2003 году в той же церкви был рукоположен на пасторское служение. И тогда я остро ощутил две вещи:
·  Первое: мне было полезно получить степень бакалавра богословия, потому что там я получил в руки инструменты проповедника и богослова. Я теперь знал, где найти нужную информацию. У меня начало формироваться богословское мышление. Выстраиваться определенное мировоззрение.
·  Второе: я понял, что ничего толком не знаю. Я жизни не знаю. Ощутил я это не в Санкт-Петербурге, а дома, в Перми, на поле служения. Мне нужно было заново учиться богословию, исходя из нужд и реальности поместной церкви. В классе я все записывал в тетрадку, а в церкви на меня смотрели живые люди.

Прошли годы. Потрудившись в Перми, я переехал в Москву. Я уже 8 лет живу в этом мегаполисе и совершаю самое любимое и самое сложное для меня пасторское служение. Я снова и снова сталкиваюсь с тем, что мне не хватает знания. В Москве мне часто нужно было общаться с людьми, гораздо более образованными, способными ясно логически мыслить и задающими сложные хорошие вопросы. Мне пришлось много потрудиться, чтобы суметь понятно разъяснить сложные тексты Писания или какие-то важные понятия богословия. Я остро ощутил свою некомпетентность и нужду в продолжении образования. Поэтому я поступил в НББС на магистерскую программу. Мое пасторство привело меня обратно в семинарию!

В этом году я получил еще одну большую радость от служения НББС. На пасторское служение в нашей молодой церкви новой Москвы был рукоположен Вадим Гыра. Он недавний выпускник НББС, обладающий здравым богословием, одаренный проповедник и призванный пастор. На учебу в семинарию его направила поместная церковь Москвы, РБЦ.

Его история меня очень вдохновляет. Он поступил учиться туда ещё в 2008 году. Потом женился. Пресвитеры посоветовали ему пару лет послужить в новой для него общине, РБЦ, чтобы ему укорениться в служении поместной церкви, и чтобы люди познакомились поближе с ним самим. Через несколько лет, когда он уезжал на учебу, люди в общине уже любили его и знали, что это их студент, от их церкви. И они ждали его обратно.

Все годы его обучения церковь молилась о нем, заботилась, и Вадим с радостью возвращался в Москву на каникулы. Ему здесь были очень рады. Образование, которое он получал далеко, в семинарии, было переплетено с его служением поместной церкви в Москве.

Из всего этого я могу сделать несколько выводов:

·  Нашей стране и братству точно нужны семинарии. Они нужны таким пасторам, как я. Они нужны таким братьям, как Вадим. Зачем? Чтобы дать христианское образование.

·  Образование пастора не должно быть в отрыве от поместных церквей. Церковь должна направлять студента на учебу, молиться и финансово поддерживать его, а также принимать его с радостью назад.

·  Пасторы не созидаются семинариями. Они подготавливаются в поместной церкви. В команде зрелых и опытных пасторов. Пастор подготавливается пасторами, а не профессорами или мотиваторами. Это штучная, ювелирная работа!

·  Наши церкви отчаянно нуждаются в живом пасторстве, в заботливом отцовстве, в разъяснении Слова и ходатайственных молитвах, в кропотливых беседах, увещеваниях и посещениях.

·  В таких церквах члены растут цельными, здравыми и посвящёнными. И это выражает механизм Божией работы и роста.

Молюсь, чтобы в наших городах было больше таких пасторов, чтобы церкви росли и умножали учеников Христа, и чтобы страна пережила подлинное духовное пробуждение!

22.05.2019

Comments are closed.