Интервью: Расселл Филлипс «Нужно знать наших отцов по вере»

— Расскажите в целом о вашем курсе.

Весь курс проходит в течение 4 лет. Мы начинаем в 100 году, это год смерти последнего апостола, и проходим историю всей церкви до начала XX века, условно 1914 год. Этот курс разделен на четыре части. Первая часть – это ранняя церковь до V века, потом идет средневековье, в этом году мы проходили историю Реформации (XV- XVII век). И последний этап – современная церковь, но современная церковь начинается уже в XVII веке. Вот наш диапазон, промежуток, который мы проходим. Курс рассчитан на всех студентов семинарии, сейчас они учатся, кто-то потом станет пастором церкви, кто-то будет нести служение в другом виде, но все они достаточно серьезно относятся к вере, хотят получить образование. Хоть это и неглавный предмет в семинарии, но тоже имеет свое место. Мы верим в Библию, что это наш первый авторитет, но мы не первые и неединственные, кто читает Библию и живет по ней. Мы узнаем о пути тех верующих, которые шли до нас, как они решали различные вопросы, поставленные перед ними. И учимся у них, узнаем, кем они были.

 — Есть ли какие-то практические навыки, которые студенты должны приобрести по окончанию курса?

Это интересный вопрос. Есть две крайности. Одна крайность – это когда мы изучаем какой-либо предмет, в частности историю церкви, в отрыве от жизни, просто потому что нам интересно, нам интересны факты, которые, по сути, не очень важны. Другая крайность, мне кажется, может касаться и истории церкви, и изучения Библии, – это когда мы настолько погружены в свои вопросы, что мы, изучая Библию, историю церкви, на самом деле изучаем вовсе не этот предмет, а просто вращаемся в своих вопросах. И тут нужна какая-то серединка. То есть, с одной стороны, просто нужно знать, что было, нужно знать наших отцов по вере, что они думали и делали, в какой-то степени независимо от того, насколько это применимо к нашей жизни. С другой стороны, когда мы так делаем, то понимаем, что ничего нового нет под солнцем, что все равно многие вопросы повторяются, и есть очень много уроков, которые мы можем извлечь из этого изучения.

Расселл Филлипс со студентами— Среди людей бытует мнение, что историю церкви очень сложно проследить. Так ли это?

Нет, это достаточно просто. Да, есть две тысячи лет, но нужно учитывать, что события церкви не были просто несвязной чередой, есть определенная нить, путь, отчасти его выявляли историки, которые исследовали историю, но все равно есть прогресс. Были вопросы, которые решались. В каждом периоде истории церкви есть особо актуальные вопросы, которые особо прослеживались в какой-то момент. И особо интересно, когда отдельные события как-то взаимосвязаны, видна какая-то цепочка. Нужно вникать, читать, интересоваться. Если просто ожидать, что можно освоить историю за пять минут, то так не получится.

 — По каким источникам лучше всего изучать историю церкви?

Здесь вопрос в количестве. Недавно хорошо перевели книгу одного американского автора по фамилии Гонсалес, эту книгу читают студенты перед началом курса. Но нужно читать очень много источников. Читать современные, конечно, интересно, но порой более интересно читать что-то из другого времени. Я стараюсь включать в изучение первоисточники, чтобы мы непосредственно имели представление, как было раньше. В свой курс я включаю материалы русских авторов, авторов, которые относятся и к католической церкви, и к православной, светские материалы, которые тоже имеют свой взгляд. Есть материалы на английском, русском, французском языке, и из этого уже складывается картина.

 — Какие наиболее актуальные моменты выделили бы вы в историческом отрывке, который прошли во время интенсивного курса?

Очень важен вопрос об оправдании. Это вопрос о том, что человек принимает спасение от Бога через Иисуса Христа. В это верят все христиане. Вопрос Реформации в том, какова роль Бога, насколько Бог нас спасает, и насколько мы сами в этом участвуем, и насколько наше спасение зависит от нас самих. И очень важен вопрос, на каком этапе процесса Бог принимает нас, с какого момента я знаю, что состою в отношениях с Богом, что я молюсь Ему, что я имею прощение перед Ним. И в Реформации есть такое открытие Евангелия, что Божье спасение дается человеку с самого первого момента его веры, Бог сразу принимает его, а дальше он должен творить добрые дела, должен меняться. Спасение человека продолжается, оно еще незакончено, но он совершает его в уверенности, что принят Богом. И поэтому есть определенная нота благодарности, свойственная тем церквям, которые исповедают доктрину об оправдании верой одной. Это, пожалуй, самая главная тема. Есть еще другая о том, как мы представляем себе, в чем заключается христианская жизнь. Потому что порой представления о христианской жизни несли религиозный характер. Многие совершают религиозные дела, эти религиозные дела нужны для того, чтобы человек приобрел определенную заслугу перед Богом, чтобы Бог его наградил за это вечной жизнью. Реформаторы это упразднили и заявили, что Бог даром дает человеку спасение, человек принят Богом. Тогда в чем заключается христианская жизнь? И в Реформации снова открыли истину о том, что христианская жизнь она живется в мире. Она не живется в церкви, в отрыве от мира, не живется в монастыре, подальше от мира. Человек должен жить своей христианской жизнью, находясь в тех отношениях, в той профессии, в том месте, в котором он родился. В том звании. В таком случае получается, что вся жизнь христианина несет религиозный характер. Будучи отцом, будучи пекарем, будучи правителем, он имеет призвание жить на своем поприще христианской жизнью. Убрано разделение между религиозной жизнью и светской жизнью. Вся жизнь должна быть посвящена Богу.

Светлана Шемена

Comments are closed.