Интервью: Иосиф Макаренко «Мы все являемся благовестниками по своему существу»

Великое поручение Господа Иисуса Христа известно, пожалуй, каждому христианину. Но как его реализовать? Как найти свое служение? Кто может называть себя миссионером? На эти и другие вопросы в интервью ответил Иосиф Григорьевич Макаренко, старший пресвитер по омской области и руководитель миссионерского отдела РС ЕХБ.

— Какое определение вы бы дали слову «миссионер»?

Я буду говорить в рамках не своего определения, а определения рабочей группы при российском союзе евангельских христиан баптистов, которое сейчас утвердил совет союза ЕХБ. Когда подошли к этому определению, у нас действительно возник вопрос, а кто же такой миссионер. И в рабочей группе мы потрудились и определили, что у нас тройное понимание статуса миссионера.

Первое понимание статуса – это призвание Иисуса Христа на миссионерскую деятельность в широком смысле этого слова. Этим статусом наделяет Иисус Христос после покаяния, это означает слова Онкина, что каждый баптист – миссионер. Что это значит? Это значит, что мы призваны Христом на любом рабочем месте, в жизни быть Его свидетелями и жить с ясным пониманием миссии от Него.

Второе понимание миссионера – это миссионер-основатель церквей. Мы понимаем, что это уже статус, который присуждает объединение церквей и российский союз о сотрудничестве.

Третье определение – это миссионер, так называемой, кросс-культурной миссии, кросс-культурной миссии внутри страны и за рубежом.

Могут быть специфические понятия, кто такой миссионер, в конкретных каких-то ситуациях, в специальных проектах. Но если меня спрашивают в упрощенной форме, я отвечаю, что не каждый христианин – миссионер «до края земли», не каждый христианин – миссионер для кросс-культурного служения за рубежом, не каждый христианин – миссионер для основания церквей, но все мы являемся миссионерами в этом полном значении, как свидетели Иисуса Христа. Миссия – это библейское понятие, мы все посланники от имени Божьего.

— Не все обладают пониманием, как подготовить себя к миссии. Как же это сделать?

Я думаю, ключевой вопрос – это призвание. То есть, когда мы говорим о подготовке к миссии моей жизни – это вся жизнь наша подготовка, Христос работает Духом Святым в нас, мы читаем книги, слушаем проповеди, начинаем применять это, то есть это то, что делает Бог, какую-то специальную форму обучения можно искать. Но, когда мы все-таки переходим на миссионера в статусном значении этого слова (статус – это основатель церкви или кросс-культурный миссионер), я считаю однозначно, что нужна какая-то подготовительная фаза. Каким образом это делать, это уже вопрос конкретики. И я считаю, что должны быть выполнены несколько критериев. У тебя должно быть призвание на эту миссию. Второе, ты должен соответствовать критериям характера, личности. Ты можешь говорить, что ты призван, и Бог тебя и зовет, но ты не подрос духовно, тебе надо укрепиться, тебе надо быть личностью целостной. И третье, мы говорим о компетенции, компетенция – это уже сфера практики, опыта, который тоже нужно каким-то образом осуществить, пройти. Поэтому идеальная ситуация – это, конечно, идти в профильном направлении на обучение, может быть, очное или заочное, это уже мы подходим к форме. Мне кажется, главное надо определиться «где», а потом уже делать «как». Потому что ситуация будет зависеть от направленности миссионера. Если он зарубежный миссионер, то обучение будет своего характера, если основатель церкви, то будет другая платформа и т.д.

IMG_5440...

— Часто христиане говорят: «моя работа/ учеба – мое служение». Каким образом подготовить себя к служению на том месте, где ты есть?

Вот это первая миссионерская ответственность перед Христом. Я думаю, если говорить о стратегии российского союза ЕХБ, у нас есть три направления, три измерения миссионерского служения. Первое измерение — это то, что вы говорите. Я его называю: «мы все являемся миссионерами». Мы все являемся благовестниками по своему существу, природе, по своему призванию и по своей ответственности. Что нужно делать? Мне кажется, что нам нужно создавать сообщество профессионалов; нам нужно создавать сообщество бизнесменов, нам нужно создавать сообщество, если они есть, студентов. И нам нужно в этом ключе обмениваться мнениями, обретать определенный опыт, делиться. В этом ключе я не могу сказать сегодня, что у нас выработана окончательная стратегия. Если касается основания церквей и межкультурной миссии внутри страны и за рубежом, то она есть. Сейчас мы усиленно работаем над стратегией, так называемого общего благовестия, ну, и как уже предварительное решение – это саммит. Мы его решили назвать «Умножение-2017», предварительно, думаю, что приедет Фрэнсис Чан, как главный спикер. И вот это будет как раз площадка, на которой мы хотим собрать всех тех заинтересованных людей с совершенно разных сфер, где будет и обмен опытом, и совместное вдохновение. В будущем, что я вижу – это профессиональные конференции, какие-то формы обучения для студентов. В принципе сейчас мы выстраиваем эту линейку, чтобы это стало возможным.  Я думаю, что в таком ключе нам надо популяризировать и нам надо помогать.

— Расскажите, чем полезен опыт зарубежной миссии?

Мое видение – послать всех! Мой призыв Алексей Васильевич поддержал, отправиться нам пасторам, старшим пресвитерам и пресвитерам хотя бы на краткосрочную зарубежную миссию. Для чего? Для того, чтобы пережить свежий опыт Божьего действия. Снова повторюсь, я не считаю, что все должны отправиться на зарубежную миссию и быть долгосрочными миссионерами, потому что для этого надо иметь призвание, характер и компетенцию. Но я уверен, что в наших церквях есть люди, которых Господь призывает, но они об этом даже не знают, потому что мы эту сферу не расширяем. Почему мы сейчас подчеркиваем важность этого измерения миссионерского служения, потому что, думаю, до определенного момента мы не были активно вовлечены. И я считаю, во-первых, это нарушение библейского поручения. Иисус Христос сказал нам быть миссионерами во всех измерениях – в Иудее, в Иерусалиме, в Самарии и до края земли. И в нашем понимании «край земли» – это моя деревня, тут в моей области. Я думаю, это первая причина, почему нам нужно это изменить, нам нужно быть послушными Библии. Второе «почему», это потому что Господь кого-то призывает. Соответственно, мы, как служители, должны отправить этих людей и благословить. И третий элемент, я думаю, что, отправляясь на миссию за рубеж (краткосрочную ли, среднесрочную, долгосрочную), наши люди возвращаются назад в церковь. И если эти люди были правильно отправлены на миссию, то есть они получили благословение от церкви, церковь участвовала в финансовых пожертвованиях, молилась о них, то мы даже этого не замечаем, но сама церковь становится участником великого поручения миссионерского служения. И мы этим через зарубежную миссию в общем-то вдохновляем наши церкви переосмыслить значение миссионерского служения, в том числе локально, поместно.

— Некоторое время назад ряд служителей высказал мысль, что многие пастора настолько сильно погрузились в административные проблемы, что сами перестали благовествовать. Как найти этот баланс, чтобы, оставаясь пастором, не переставать быть миссионером в широком смысле?

Я снова повторюсь, в моем понимании вот это первое измерение (личное благовестие, личная миссия) – это не вопрос специального призвания. То есть мы можем выделить специальное дарование как евангелист, да, это специальное дарование, не все мы Билли Грэмы. Но нас никто не освободил от ответственности, которую Господь доверил каждому христианину, — быть свидетелем и быть Его благовестником. В моем понимании, что должно поменяться – должны поменяться акценты, и в том числе моей жизни. Вот братья с моей церкви здесь. Мы начинаем наши братские советы с вопроса, была ли у вас на этой неделе возможность для личного свидетельства. Я не считаю, что мы должны каким-то образом навязывать, заставлять и как-то контролировать, и ставить друг другу галочки. Но такой вопрос заставляет нас об этом думать, молиться, и, что самое интересное, Господь посылает такие возможности, и потом мы переживаем опыт. Какой? Свидетельства о Христе. Потом мы переживаем опыт обращения этих неверующих людей, и мы, руководящий состав церкви, делясь этим опытом друг с другом, во-первых, сами изменяемся; и, во-вторых, у нас возникает это моральное право идти теперь к церкви. Не значит, что не надо говорить церкви, но вопрос у церкви будет: «Вы нас призывайте к тому, что в вашей жизни!». Я не думаю, что наша занятость может быть причиной, чтобы это не делать. Поэтому я всегда говорю очень просто – начни молиться об этом: «Господи, дай мне возможность засвидетельствовать!». Второе, когда такая возможность наступит – используй ее. Третье, будь готов заплатить цену времени или даже денег, когда этот человек потребует от тебя внимания. Я не скажу, что я идеально выполняю вот эту роль, но мы об этом говорим, и мы делаем, и я вижу, что наши руководители (в том числе и Алексей Васильевич, и Сергей Юрьевич) это переживают. Я думаю, если это будет у нас, тогда об этом не надо будет проповедовать – это станет нормой жизни. А Бог остается верен. Даже в России, даже в настоящее время Бог посылает людей, которые хотят услышать Евангелие, и мы им можем послужить.

Похожие статьи

Comments are closed.