1 Коринфянам и Богословие свободы,Тогобицкий П.Б.

Многие грани наших отношений с окружающими бывают сложными, сбивающими с толку и в чём-то опасными: будь то влюблённость или патриотизм, дружба или репутация. Одно из таких явлений – свобода. Её восхваляют и презирают.  За неё умирают и убивают. Её жаждут и от неё спешат отказаться ради очередных авторитетов или властителей. Либерализм (приоритет свободы) то провозглашается ключевой ценностью общества, то превращается в предмет ненависти и насмешек. Зачастую христиане тоже теряются в вопросах о свободе. Можно или нельзя? Разрешить или запретить? Бороться или смириться? И наша церковная жизнь, и наши внешние отношения пронизаны растерянностью. Нам порой остро не хватает богословского осмысления свободы.

Как один из шагов к разрешению проблемы, нам стоит обратить внимание на текст, который очень помогает в формировании богословия свободы. Это 1-е послание апостола Павла к Коринфянам. Хотя тема свободы и не является доминирующей, она проходит через всё послание. Благодаря этому у нас есть возможность набросать схему апостольского понимания этого вопроса. В данной статье мы не будем вдаваться в детали (хотя и призываем читателя заняться этим самостоятельно), но обсудим общую картину.

 

Тексты в послании, связанные со свободой

6:12-20. Здесь Павел обсуждает проблему блуда, особенно острую в весьма свободном обществе Римской империи. Звучащий в начале рассуждений лозунг «всё мне позволительно» (6:12) и аргументация из сравнения секса с питанием, видимо, принадлежат коринфянам. Ответ Павла, во-первых, связан с вопросом пользы: есть некая ирония в том, что поборник сексуальной свободы быстро становится рабом похоти. Во-вторых, для Павла центральной здесь является проблема собственности. Бог купил нас (6:20), поэтому только Он имеет право решать, для чего должно быть используемо наше тело. Блуд, в некотором смысле, – наше недолжное распоряжение чужим имуществом.

7:21-24. Посреди обсуждения вопросов брака и безбрачья, Павел использует примеры рабства и обрезания как иллюстрацию призыва «оставаться в том же звании» (7:20). Хотя в случае возможности освободиться от рабства апостол и предлагает «воспользоваться лучшим» (7:21), нужно понимать, что само по себе состояние и рабства, и свободы не мешают правильным отношениям с Богом. Он нас приобрёл (7:23; ср. 6:20). Поэтому даже свободный образно описан как раб Бога, а раб – как вольноотпущенник Бога (απελευθερος; в синодальном переводе – «свободный»). Важно пояснить, что после освобождения из рабства вольноотпущенник не получал абсолютную свободу, но встраивался в иерархическую систему патронов и клиентов в римском обществе, так что зависимость в его жизни сохранялась. Положение зависимости от Бога (показанное через образы раба или клиента) служит ограничением: «не делайтесь рабами людей» (7:23). В контексте это, скорее всего, подразумевает зависимость от людского мнения по поводу брака, обрезания, рабства и т.п. Господин или патрон может быть только один, и это место занято Богом.

7:29-31. Применяя принцип «оставаться как есть» к помолвленным, Павел, в частности, призывает оценивать свой выбор с точки зрения того, что «образ мира проходит». Хотя здесь прямо не говорится о свободе, но ясно показывается важность независимости от мира.

7:39-40. Упоминание брака вдовицы помогает понять, что Павел видит приемлемым. Божьи рабы свободны выбрать брак, хотя он и считает, что безбрачие лучше. Но он также очерчивает и границы выбора: «только в Господе».

8:1-13, 10:1-11:1. Данный раздел послания посвящен проблеме связи пищи и идолопоклонства. При этом вопросы свободы и лжесвободы весьма важны: может ли верующий принимать участие в обедах или культовых празднествах в храмах (8:10; 10:14-22), покупать мясо на рынке (10:25), принимать приглашение на трапезы от язычников (10:27-28)? Коринфяне испытывали сильное социальное давление участвовать в подобных мероприятиях. В том обществе всякое значимое общественное событие было связано с языческими культами. Они отстаивали своё право через наличие знаний о несуществовании ложных богов (8:1), через то, что пища не приближает к Богу (8:8), и через то, что «всё позволительно» (10:23; ср. 6:12). Павел приводит три аргумента против участия в храмовых действиях (но не против рынка и гостей).

Во-первых, апостол обращается к потенциальному воздействию «права» (8:9) сильных и знающих на слабых и не имеющих знаний, для которых оно становится преткновением. Важно, что претыкающиеся – это те, за кого умер Христос, они куплены Его смертью. Поэтому грех против них является грехом против Христа (8:11-12). Именно отношения с Господом здесь первичны и задают границы свободы. Не удивительно, что с самого начала Павел противопоставляет «знание» — любви к Богу и положению перед Ним (8:2-3). За любовью к Богу следует любовь к другим. Она «созидает», в том числе и через ограничение своих «прав» (8:1 и 10:23). Даже беспокойство неверующего о том, что христианин ест идоложертвенное, становится значимой причиной остановиться (10:28-29). В целом, желание не подавать соблазна «ни Иудеям, ни Еллинам, ни Церкви Божией», но искать их спасения, соответствует характеру Христа и проявляется в жизни самого Павла (11:1).

Во-вторых, апостол использует негативный пример из истории Израиля (10:1-13), когда сверхъестественное действие Бога в их жизни не избавило их от суда. Это включает и прохождение через море, и духовную пищу и питьё, что можно рассматривать как параллели крещению и евхаристии христиан.

В-третьих, отталкиваясь от евхаристии, Павел показывает, что участие в отправлении языческих культов небезобидно. Оно связано с общением с бесами и раздражает Бога (10:14–22). Здесь особенно хорошо видно, что идоложертвенное для Павла не «серая зона», где непонятно, что выбирать. Связь с Богом и любовь к Нему (и через Него к другим) даёт ясное понимание надлежащего поведения.

Наконец, в тексте представлены ещё два элемента, связанные с особенностями проявления свободы в контексте отношений с Богом. Это благодарение Богу при принятии пищи (10:30) и делание всего во славу Бога (10:31). Опять-таки, именно близость к Богу задаёт рамки поведения христианина.

9:1-23. Посреди обсуждения идоложертвенной пищи Павел на своём примере показывает отношение к «правам» (εξουσία; в синодальном переводе – «свобода» и «власть») (ср. 8:9 и 9:4, 5, 6, 12, 18). Он отказывается от них в своём миссионерском служении ради пользы других людей. Апостол ясно говорит, что он действительно имеет определённые привилегии, но не пользуется ими. Такое поведение вознаграждается Богом, однако не является исполнением Его прямого требования (9:15-18). Отказ Павла свободный и добровольный.

Кульминация рассуждений – ст. 9:19: «будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести». Таким образом свобода и порабощение существуют одновременно. Становясь как иудей, как подзаконный, как чуждый закона, как немощный, Павел не исполняет желания других людей. Он всё ещё свободен от их притязаний, но поведение, выглядящее как рабство, является наиболее эффективным способом исполнения его служения перед Богом. Это служение противопоставлено не отсутствию служения, но вынужденному служению (9:16-17). Таким образом, свобода Павла – свобода выбрать способ служения независимо от мнения людей, а рабство Павла – выбор самого действенного (но некомфортного) способа. Сократив свою свободу, он расширил своё влияние.

 

Чтобы обобщить информацию из всех перечисленных текстов, проще всего говорить о теме свободы в послании в связи с тремя вопросами: взаимоотношения с Богом, взаимоотношения с окружающим миром и отношение к христианскому служению.

 

Свобода и взаимоотношения с Богом

Апостол Павел постоянно говорит о Боге как о «владельце» верующих. Ему принадлежит наше тело (6:13), так что Он распоряжается его нынешним и будущим предназначением. Он подлинный Господин для рабов и Патрон для отпущенных на свободу (7:22). Он Хозяин, который даёт работу Своим слугам (9:17). С нашей стороны Бог ожидает особого отношения: прославления (6:20; 10:30-31), верного служения, желательно с выбором более глубокого посвящения (9:16-17; 10:33) и любви (8:3). Он строго реагирует на любое проявление неверности: недолжное использование тела, принадлежащего Ему (6:15), превращение Его слуг в слуг людей (7:23), брак за пределами Его общины (7:39), синкретизм в поклонении Ему (10:22). Всей этой властью Он обладает по той причине, что Он заплатил за нас (6:20; 7:23).

В иерархичном обществе принадлежность одному лицу исключает принадлежность другому. Поэтому связь с Богом естественным образом освобождает от других владельцев. Конечно, не стоит слишком далеко развивать аналогию между человеческими властными структурами и отношениями с Богом. Спектр образов для описания Бога (господин, покровитель, хозяин) и для описания верующего (тело, раб, вольноотпущенник, слуга) показывает разностороннюю и сложную связь. Тем не менее, эта связь есть, и она предполагает ответственность перед Богом (любовь, слава, благодарение), ответственность за порученное Богом (служение другим) и отвержение других притязаний на авторитет (не делаться рабами).

 

Свобода и взаимоотношения с миром

Окружающий мир, включая как церковных, так и нецерковных людей, играет роль потенциальной опасности для свободы. Он способен воспрепятствовать ей, разрушить или направить по ложному пути. Мир может подчинять себе с помощью блуда (6:12, 15) и прочих грехов. Он пытается морально поработить рабов, супругов, обрезанных и необрезанных, и всех остальных беспокойством о мнении окружающих (7:20, 23). Его преходящая природа может приковывать недолжное внимание (7:29-31). Он пытается навязать компромиссные удобства, вплоть до идолопоклонства, не заботясь о преткновении для слабых (8:9). Он может вести туда, где нет ни пользы, ни созидания (10:22, 23). Парадоксальным образом отправной точкой для многих подобных проблем становится традиционный лозунг свободы «всё мне позволительно» (6:12; 10:23). Так же и люди, создающие подобные проблемы, могут подчёркивать свои права (8:9), основываясь на своих знаниях (8:4, 10), но становиться рабами.

Бог заплатил «цену», чтобы освободить от всего этого, поэтому свобода обусловлена связью с Богом. С одной стороны, свобода уже дана (9:1, 19). С другой стороны, верующие должны хранить свою свободу (7:23, 29-31). Другими словами, свобода от сил окружающего мира возможна только в следовании Божьей воле в этом мире.

В дополнение к свободе от мира, существует свобода использования некоторых элементов этого мира, например, пищи и питья (9:4-6), всего, «что продаётся на торгу» (10:25) или является угощением на обеде в доме неверующего (10:27). Этот вид свободы также обусловлен отношениями с Богом. Любая связь с идолопоклонством (8:7, 10; 10:21, 28), которое раздражает Бога, создание любых преткновений на пути к Богу (8:9, 12; 10:28, 32) запрещены. Но благодарение и прославление Бога естественным образом подразумевается при использовании вещей этого мира. Опять-таки, свобода оказывается соответствием Божьей воле.

 

Свобода и христианское служение

Независимость от человеческого влияния через подчинение Богу не предполагает изоляцию от людей. Павел часто обсуждает вместе служение другим и свободу. Прежде всего, признаки правильно употреблённой свободы – это любовь, желание духовного благополучия и спасения для других (8:13; 9:19-24; 10:24, 33). В этом есть гармония с любовью Бога и подражание Его собственному примеру (11:1).  Таким образом, Бог одновременно — источник независимости верующих от других, так и источник их служения другим. Более того, надлежащее служение вообще невозможно без свободы от человеческих желаний и амбиций.

Более широкое служение становится доступным через отказ от своих реальных прав и это может выглядеть как порабощение другим людям (19:12, 19-23; 10:33). Это также исполнение воли Бога, Который даёт и свободу, и служение, и ведет к награде от Него. Поэтому подобное расширенное служение, прежде всего, лучше рассматривать как вопрос углубляющихся отношений с Ним (9:15-19). Отказ от осуществления некоторых своих прав – это не потеря свободы самой по себе.

 

Богословие свободы

Коротко говоря, богословие свободы, согласно 1 Коринфянам, состоит в следующем. Бог является владельцем или господином тела, души и жизни верующего человека, поскольку Он заплатил за него. Поэтому, на верующего возлагается обязанность быть верным, любить и прославлять Бога, а также удаляться от того, что противно Богу (блуд, идолопоклонство и т.п.). С другой стороны, верующий через связь с Богом свободен от всех в этом мире. Он может пользоваться этим миром, но должен сохранять эту свободу. Когда она реализуется надлежащим образом, то не будет преткновением для других людей на пути к Богу или с Богом. Она проявляет себя в любви и желании духовного благополучия и спасения для всех. Ещё более значимые результаты могут быть достигнуты в служении другим через ограничение своих, данных Богом прав. Их цель принести большую пользу в служении.

Конечно, 1 Коринфянам – лишь небольшой фрагмент Писания, поэтому описанное богословие свободы имеет фрагментарный характер, в частности, здесь не обсуждается внутренняя свобода. Тем не менее, его можно использовать как отправную точку для дальнейших исследований и размышлений. Очень важно отметить, что Павел делает большой акцент на смене владельца нашей жизни.

 

Несколько практических соображений

Использование концепции владельца полезно, например, при попытке найти компромисс между традиционализмом в церковной жизни, который порой вырождается в законничество, и новаторством, которое порой переходит во всеядность. Ошибочно само стремление рассматривать эту ситуацию как необходимость выбора между этими двумя крайностями. Что может заставить христианина бороться за освобождение от традиции? Страх дискомфорта, связанного с традицией, страх стать объектом насмешек и презрения со стороны светского общества и/или определённых церковных кругов, страх оказаться неуспешным. Что может заставить христианина бороться за традицию? Опять-таки, страх хаоса, который, как кажется, может наступить, страх перемен, страх покинуть уютно обустроенный мирок, страх выбора, страх позора в глазах некоторых собратьев, страх оказаться ненужным. Все эти страхи порабощают. Выход появляется лишь тогда, когда приходит осознание принадлежности Богу. Когда Он становится нашим господином, Он дает свободу от всего остального. Так мы перестаем бояться за себя перед лицом той или иной «формы». Затем, вместе со Христом, начинаем «бояться» за других. Как это выглядит на практике? Внешне можно показаться человеком непоследовательным и склонным к компромиссам. Сторонники новаторства будут считать вас законником. Причина этого в том, что порой всё же полезно следовать церковной традиции. Сторонники традиции будут возмущены вашими «вольностями», если вы посчитаете что без них не обойтись в служении другим. Как бы то ни было, отчёт нам давать перед Богом. Подобные трудности хорошо иллюстрируют неоднозначное отношение Павла к служению, которое явно видно в посланиях и книге Деяний. Но в своём подчинении Богу он всё же достигал удивительных Божьих результатов в служении.

Также стоит помнить, что у нас есть абсолютный Владелец. Это надо учитывать перед лицом властных притязаний окружающего мира. Мы вовлечены во множество структур, требующих подчинения. Это могут быть как служебные структуры, так и политические. Причём, в Писании к нам есть достаточно жесткие требования относительно степени подобного подчинения (1 Пет. 3:13-21; Рим. 13:1-7; Еф. 6:5-8 и т.д.). Они могут озадачить своей неуместностью перед лицом неправедного начальства. Где же наша свобода? Да и борьба нецерковных людей за справедливость порой выглядит морально достойнее, чем «смирение» людей церковных. Отчасти здесь помогает разобраться замечание Петра: «Такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, – как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии» (1 Пет. 3:15-16). Фактически, он исходит из того же богословия свободы, что и Павел: наш единственный господин – это Бог; наше подчинение другим обусловлено не волей этих людей, но необходимостью служения Богу; цель такого служения – избежать преткновения для потенциальных слушателей благой вести и людей немощных в духовном смысле. Опять-таки, никто не будет доволен тем, кто так служит Богу. Со стороны горячих сторонников власти всегда будет отмечаться недостаток рвения в подчинении и любовь к «врагам». Со стороны горячих противников будут звучать обвинения в отсутствии должной борьбы с нечестивцами. Но отчёт нам давать перед Богом, возлюбившим всех людей и все стороны баррикад.

Не все вопросы свободы легко решаются. Не всегда сразу получается понять, как служить Богу, а не быть просто рабом других. И не всегда ясно, почему тот или иной выбор делают другие наши братья, и как они перед своим Господом стоят или падают (см. Рим. 14:1-12). Но первое и главное – не позволить себе забыть, что есть освобождающая принадлежность Богу, Который готов научить нас жить в отношениях с Ним.

Похожие статьи

Comments are closed.